Загрузка. Пожалуйста, подождите...

    «Каждый второй офис — Догвилль?»


    1gg.jpg (58.97 Kb)

    Помните фильм Ларса Фон Триера ''Догвилль'', с Николь Кидман в главной роли? Для тех, кто не видел фильм, кратко опишу сюжет: ''Жители небольшого городка Догвилль соглашаются укрыть у себя бежавшую от гангстеров девушку. Чтобы понравится жителям и отблагодарить их за доброту и участие, девушка предлагает каждому дому свою помощь в бытовых делах. Вначале жители отказываются от любых услуг, но постепенно занятий для нее находится все больше и больше, пока девушку не превращают в настоящую рабыню. Чувствуя власть над ней из-за того, что ее разыскивают и полиция и гангстеры, жители Догвилля превращаются в настоящих монстров. Тем не менее, чтобы она не делала для них и как бы много не работала, ее попрекают, что она чужая в Догвилле, всячески стараясь указать ей на свое место, вплоть до того, что ей не разрешается проходить через кусты шиповника, только по той причине, что она не из местных. После неудачного побега ее и вовсе сажают на цепь и всячески издеваются. Но и этого им мало — они решают, что это именно она повинна во всех несчастьях городка и в итоге сдают девушку гангстерам''.
    Теперь проведем параллель с современными офисами. Каждый ли второй офис сейчас — Догвилль? К сожалению, да. Здесь не признаются чужаки с улицы, а если и нанимаются — только затем, чтобы сбросить на них всю работу, которую неудобно свалить на родственников, на так называемых своих. Почему? Потому что небольшой коллектив офисов, а, тем более, небольших фирм состоит из людей, которые находятся друг с другом в близких родственных связях. Зятья, дети, племянники, родители, сожители, мужья и жены — все они работают вместе и друг друга не желают лишний раз напрягать. Мало того, они прикрывают некомпетентность друг друга перед начальством.
    Поэтому, чужак в подобном коллективе автоматически становится рабом. Его и берут туда затем, чтобы сделать рабом. Если к родственникам требования лояльны и терпимы, то к рабу-чужаку всегда завышены, как бы он не старался угодить. Сколько бы он не пахал и не пресмыкался, никогда не станет своим. Почему? Потому что не родственник, не свой. И ему всегда на это прямо укажут. Нет, не объявят прямо в глаза, не скажут во всеуслышание, но обязательно лишний раз подчеркнут отношением, взглядом, интонацией, мимикой. То, что своим говорится спокойным, приятным тоном, доходчиво объясняется и повторяется по десять раз, чужаку преподносится в грубой наказной форме и более одного раза проговаривается уже с раздражением и злостью. Казалось бы, человек такой. Да нет, со своим-то и голосок сразу меняется и отношение нормальное, человеческое. Чужого же напротив — нужно, даже необходимо сломить, унизить, словом подмять под себя, убить индивидуализм, построить по своему усмотрению. Но не дай бог кому попробовать проделать подобное со своим — вмиг съедят смельчака.
    То, что разрешено своим, категорически запрещено чужаку-рабу, который ощущает себя точно в . Ему обязательно пропишут нерушимые правила поведения, поставят на место, заставят следовать четкой иерархии. Если своим разрешено опаздывать и уходить раньше времени, выходить по сто раз на дню попивать кофеек или на перекур, отлучаться по личным делам на полдня, на целые недели или месяц по учебе (да-да, свои могут пока и не иметь диплома, что для чужого первейшее и наиважнейшее требование при приеме), не спешить с выполнением определенного рабочего задания, то чужаку подобной халатности никогда не простят и даже в заслуженный отпуск выпроваживают скрепя зубами, с ехидными замечаниями, считая абсолютно нормальным не выплатить вовремя отпускные. Да и вообще с выплатой вовремя зарплаты никогда не спешат. Рабство давно отменили? Наемный рабочий ходит в офис не за идею? Каждый человек имеет право на уважение и вовремя оплаченный труд? Нет, они не слышали! То, что допустимо и простительно своим, рабу-чужаку противопоказано и чревато недовольством, прямо или исподтишка, строгим выговором и даже увольнением. Раб должен только безропотно работать, а за деньги лучше вообще пусть молчит. Мол, выплатим как сочтем нужным и неважно, какие там у человека потребности. Как выразился Рэй Брэдбери в своем актуальнейшем до сих пор романе «451 градус по Фаренгейту»: ''Человек в наше время — как бумажная салфетка: в неё сморкаются, комкают, выбрасывают, берут новую, сморкаются, комкают, бросают.'' Точнее и сказать нельзя. Вот и для них человек будто салфетка, используется пока не износится, пока не выдержит нагрузки, после чего берут нового человеко-салфетку и так до бесконечности — кто сколько выдержит.
    Чужак-раб должен выполнять все точно, быстро и безоговорочно, отвечать сию секунду как школьник у доски. Более того, он должен пахать и за своих в том числе. Нередко ошибки и промахи этих своих вешаются на чужака, которому ошибки и промахи вообще категорически недопустимы и чреваты последствиями, раздутыми до слонячих размеров, в то время как ошибки своих тщательно скрываются и маскируются. Об ошибках своих знают только они сами, ошибки чужака всегда нарочито громко объявлены во всеуслышание, в первую очередь перед начальством. Поэтому, как бы чужак не старался угодить, перед начальством его все равно выставят глупым, некомпетентным дураком, зато своих будут выставлять во всей приукрашенной красе. Их и выставляют только перед начальством, когда же его нет на месте — освобождают от половины обязанностей и сбрасывают на раба.
    В итоге раб-чужак пашет за всех этих своих, но получает почему-то меньше всех. Весь его труд остается в тени, ибо начальство уверено, что именно он, чужак, некомпетентный, невнимательный, тупой и чудом держится для выполнения незначительных заданий. Так свои наплели. А чужак в это время изо всех силах пытается доказать, что он умный, дабы не дай бог не усомнились в его качествах и возможностях по прикрыванию своих. Против своих он пойти не может, ибо их большинство. И они одна большая и дружная семья. Семья, в которой ему нет места. Семья, которая наняла его как чернорабочего и относится соответственно, как к прислуге. И семья знает, что раб никуда не сбежит, поэтому чувствует над ним неограниченную власть. Куда ведь бежать? Везде же делается одно и тоже, везде такое же разделение на своих и чужих. И семья пользуется безвыходным положением жертвы, выжимает из раба все соки. Своих-то особо не повоспитываешь, они имели в ввиду, не слушают. А вот чужака-раба можно и загнобить, если хочется, отвести душу в плохом настроении выставив полным ничтожеством, обвинить во всех смертных грехах, накричать за какую-нибудь мелочь. И он будет молчать, потому что боится за свое место. И семья это прекрасно знает.
    Именно подобные коллективы и любят постоянно разглагольствовать о чудесной семейной атмосфере, царящей у них. И она действительно такова, но только для своих. Чужим в ней делать нечего. Точнее, есть что — пахать. За всех. Пахать без отдыха, как само собой разумеющийся факт, который даже не скрывают. От него все только требуют и требуют и попробуй не соответствовать этим завышенным требованиям — заклюют. А требований все больше и больше, они все сложнее и с каждым разом все более трудно выполняемые. Такие, на что умники свои даже не способны. Но кого это волнует? Свои есть свои. От них ничего сверхъестественного и не ждут.
    Как только чужак начинает хоть немного сопротивляться, его тщательно и усиленно начинают из этого дружного семейного коллектива выживать. Начинаются беспочвенные придирки, упреки, косые взгляды, выговоры на пустом месте. Зачем им чужак, который отказывается быть рабом? Им подавай чужака-раба, который с готовностью, даже радостью будет стелиться перед ними и чуть ли не выпрашивать для себя очередное задание, а не с кислой и обиженной миной встречать очередную порцию чужих дел, которые нужно выполнить как можно быстрее, иначе обязательно выставят виноватым. А кто всегда и во всем виноват? Конечно же чужак-раб!Он виноват в том, что дела фирмы идут плохо, в том что не вовремя была отгружена продукция, в том что кто-то из рабочих не подчиняется или кто-то обиженный строит козни, в том что не работает интернет, и даже в том, что вдруг пошел дождь. Зачем же его вообще сюда брали, как не для ответственности за все и всех?! Пусть отрабатывает свои копейки. Прохлаждаться-то и свои могут. Но им-то многое чего нужно от жизни — и машину купить, и на свадьбу накопить, и отдохнуть поехать, а потому нужно получать как можно больше, но работать поменьше, ибо как-то тяжело что ли, устают. А вот чужак-раб должен быть счастлив уже оттого, что его сюда взяли, обласкали, приняли в свою дружную семью. А то, что он получает меньше всех, а работает за пятерых, то нечего, это само собой разумеющийся факт. Ведь мы это мы, мы — свои, а он чужой. Зато когда нужно освободить для кого-то из своих местечко, если дела фирмы ухудшились, чтобы не платить лишнему человеку — чужак летит первый, как бы хорошо не справлялся со своими обязанностями. И даже с удовольствием и радостью выставляется за двери, ибо не дай бог составит своими способностями кому-нибудь из своих конкуренцию. А что? Чужак и держался-то лишь благодаря собственной сообразительности, ему никто не разжевывал ничего и не преподносил на блюдечке как своим. От сообразительного же вдвойне нужно вовремя избавиться, ибо, судя по себе, ждут от всякого другого интриг и подставы. Всегда ведь можно нанять другого раба, когда ситуация улучшится, чтобы сбросить лишний груз работы со своего, который со временем лопнет или подавится от непосильной ноши и собственной жадности.
    Всегда кислая мина и недовольный вид у чужака-раба? Негативный, неприятный человек и только! Им не дано понять своим поверхностным, мелочным и примитивным мышлением, что подобным несправедливым отношением, таким явным разделением на своих и чужого - они сами настроили против себя человека, не сочли нужным подумать, что чужак-раб прежде всего такой же, как и они, человек с чувствами и эмоциями, а не робот по выполнению за всех заданий на скорость. Чего еще ожидать, как не обиды, ожесточения, от человека, перед которым наглядно изо дня в день демонстрируют подобное разделение и превосходство? А ведь оно даже в мелочах. Все свои дружно отъезжают из конторы на машинах, но никогда не предложат подвезти чужого до остановки. Даже в дождь, даже в метель. Действительно, зачем по-человечески относиться к рабу? Он же не свой, чужак! Это он должен быть благодарным за то, что его облагодетельствовали таким коллективом. А то, что его здесь считают недостойным себя, человеком третьего сорта, то ерунда, более того, он сам в этом виноват, ибо мало прогибался.
    Но помните конец фильма? Кто не смотрел кратко изложу: ''Гангстер оказался отцом девушки, от которого она сбежала в поисках другого, более человечного общества. Но осознав, что люди везде одинаковы, посчитав, что жители Догвилля никогда не изменятся и попади к ним другой человек — поступят с ним точно так же, как поступили с ней, решив, что без этого места мир станет лучше, она жестоко расправляется со своими обидчиками, приказав перестрелять всех жителей городка''.
    Жертва иногда оказывается палачом, в особенности несправедливо обиженная жертва. Никто не знает кем в итоге окажется или станет использованный, точно бумажная салфетка, человек. Люди же которые забыли, что чужие тоже люди, никогда не дождутся к себе позитивного отношения, ибо что посылаешь в мир, то и возвращается в ответ по принципу бумеранга. Но самое страшное, что им самим нет до этого никакого дела.

    243476_original.jpg (36.25 Kb)

    Ксения Квин
    Итоговый балл статьи за месяц 4
    Место статьи в рейтинге за июль
    О системе подсчета баллов читательских симпатий


    Другие статьи этого автора
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Или войти используя: Вконтакте Facebook Twitter Odnoklassniki Yandex Mail.ru Rambler Google Livejournal

Станьте нашим автором! О системе баллов читательских симпатий

Новый фильм Тактарова!
Простые люди играют в опасные игры с законом. А актеры на съемках получают настоящие синяки и переломы.

Задайте вопрос
  • Научитесь любить себя
    Мой ответ: "Здравствуйте, Алина!Начнём с комплекции. Если речь идёт об излишнем весе, то борьбу с Вашим барьером можно начать с заботы о фигуре. Существует масса методик для этого. Главное в любой из них — избегать переедания и поддерживать физическую активность. Однако, стоит помнить, что дости...
    Читать ответ полностью
    Задать свой вопрос
Колонка редактора
Последние комментарии
 
Дежурный редактор: Добрый день! С 1-го января планируется кардинальная реформа системы работы журнала. Балльная система...
Antol: Уважаемый редактор "КС" Ирина Зрячева! Пожалуйста, посмотрите мою просьбу в личке в папке ...
shamen: Валерчик, ценю Ваше умение вешать лапшу на уши. Группа в VK, ориентированная, в частности, на секс, ...
Валерчик: shamen, милости прошу в нашу группу, посвященную любви и взаимоотношениям. Мы всегда рады новым подп...
shamen: Валерчику confused Пожалуйста, дайте тут ссылку на свою группу в VK
Валерчик: А я хотел бы поблагодарить редакцию за прекрасно проведённую работу, весь материал отобранный редакт...
Iris: В Интернете много бесплатных программ для накруток лайков. Заведомо было ясно при введении балльной ...
ПрЫнц: А что плохого в том, что тут накручивают баллы? Редакция за это никого в вечный бан не отправила, зн...
ummu: Действительно накрутки - это плохо. И как значится в правилах, факт накрутки должен быть доказан. То...
Женя Морозов: Читаем внимательно то, что темным шрифтом (специально выделено) стоит в правилах журнала: «Все стать...
 


Опрос

Вы по жизни веселый человек?

Да, я во всем оптимист. (34)
Нет, я во всем вижу худшую сторону. (5)
Когда как, иногда очень веселый(ая), иного наоборо (49)
Кто-то говорит, что веселый(ая), но я так не счита (6)


Голосовать

Введите Ваш email адрес:

«Каждый второй офис — Догвилль?»


1gg.jpg (58.97 Kb)

Помните фильм Ларса Фон Триера ''Догвилль'', с Николь Кидман в главной роли? Для тех, кто не видел фильм, кратко опишу сюжет: ''Жители небольшого городка Догвилль соглашаются укрыть у себя бежавшую от гангстеров девушку. Чтобы понравится жителям и отблагодарить их за доброту и участие, девушка предлагает каждому дому свою помощь в бытовых делах. Вначале жители отказываются от любых услуг, но постепенно занятий для нее находится все больше и больше, пока девушку не превращают в настоящую рабыню. Чувствуя власть над ней из-за того, что ее разыскивают и полиция и гангстеры, жители Догвилля превращаются в настоящих монстров. Тем не менее, чтобы она не делала для них и как бы много не работала, ее попрекают, что она чужая в Догвилле, всячески стараясь указать ей на свое место, вплоть до того, что ей не разрешается проходить через кусты шиповника, только по той причине, что она не из местных. После неудачного побега ее и вовсе сажают на цепь и всячески издеваются. Но и этого им мало — они решают, что это именно она повинна во всех несчастьях городка и в итоге сдают девушку гангстерам''.
Теперь проведем параллель с современными офисами. Каждый ли второй офис сейчас — Догвилль? К сожалению, да. Здесь не признаются чужаки с улицы, а если и нанимаются — только затем, чтобы сбросить на них всю работу, которую неудобно свалить на родственников, на так называемых своих. Почему? Потому что небольшой коллектив офисов, а, тем более, небольших фирм состоит из людей, которые находятся друг с другом в близких родственных связях. Зятья, дети, племянники, родители, сожители, мужья и жены — все они работают вместе и друг друга не желают лишний раз напрягать. Мало того, они прикрывают некомпетентность друг друга перед начальством.
Поэтому, чужак в подобном коллективе автоматически становится рабом. Его и берут туда затем, чтобы сделать рабом. Если к родственникам требования лояльны и терпимы, то к рабу-чужаку всегда завышены, как бы он не старался угодить. Сколько бы он не пахал и не пресмыкался, никогда не станет своим. Почему? Потому что не родственник, не свой. И ему всегда на это прямо укажут. Нет, не объявят прямо в глаза, не скажут во всеуслышание, но обязательно лишний раз подчеркнут отношением, взглядом, интонацией, мимикой. То, что своим говорится спокойным, приятным тоном, доходчиво объясняется и повторяется по десять раз, чужаку преподносится в грубой наказной форме и более одного раза проговаривается уже с раздражением и злостью. Казалось бы, человек такой. Да нет, со своим-то и голосок сразу меняется и отношение нормальное, человеческое. Чужого же напротив — нужно, даже необходимо сломить, унизить, словом подмять под себя, убить индивидуализм, построить по своему усмотрению. Но не дай бог кому попробовать проделать подобное со своим — вмиг съедят смельчака.
То, что разрешено своим, категорически запрещено чужаку-рабу, который ощущает себя точно в . Ему обязательно пропишут нерушимые правила поведения, поставят на место, заставят следовать четкой иерархии. Если своим разрешено опаздывать и уходить раньше времени, выходить по сто раз на дню попивать кофеек или на перекур, отлучаться по личным делам на полдня, на целые недели или месяц по учебе (да-да, свои могут пока и не иметь диплома, что для чужого первейшее и наиважнейшее требование при приеме), не спешить с выполнением определенного рабочего задания, то чужаку подобной халатности никогда не простят и даже в заслуженный отпуск выпроваживают скрепя зубами, с ехидными замечаниями, считая абсолютно нормальным не выплатить вовремя отпускные. Да и вообще с выплатой вовремя зарплаты никогда не спешат. Рабство давно отменили? Наемный рабочий ходит в офис не за идею? Каждый человек имеет право на уважение и вовремя оплаченный труд? Нет, они не слышали! То, что допустимо и простительно своим, рабу-чужаку противопоказано и чревато недовольством, прямо или исподтишка, строгим выговором и даже увольнением. Раб должен только безропотно работать, а за деньги лучше вообще пусть молчит. Мол, выплатим как сочтем нужным и неважно, какие там у человека потребности. Как выразился Рэй Брэдбери в своем актуальнейшем до сих пор романе «451 градус по Фаренгейту»: ''Человек в наше время — как бумажная салфетка: в неё сморкаются, комкают, выбрасывают, берут новую, сморкаются, комкают, бросают.'' Точнее и сказать нельзя. Вот и для них человек будто салфетка, используется пока не износится, пока не выдержит нагрузки, после чего берут нового человеко-салфетку и так до бесконечности — кто сколько выдержит.
Чужак-раб должен выполнять все точно, быстро и безоговорочно, отвечать сию секунду как школьник у доски. Более того, он должен пахать и за своих в том числе. Нередко ошибки и промахи этих своих вешаются на чужака, которому ошибки и промахи вообще категорически недопустимы и чреваты последствиями, раздутыми до слонячих размеров, в то время как ошибки своих тщательно скрываются и маскируются. Об ошибках своих знают только они сами, ошибки чужака всегда нарочито громко объявлены во всеуслышание, в первую очередь перед начальством. Поэтому, как бы чужак не старался угодить, перед начальством его все равно выставят глупым, некомпетентным дураком, зато своих будут выставлять во всей приукрашенной красе. Их и выставляют только перед начальством, когда же его нет на месте — освобождают от половины обязанностей и сбрасывают на раба.
В итоге раб-чужак пашет за всех этих своих, но получает почему-то меньше всех. Весь его труд остается в тени, ибо начальство уверено, что именно он, чужак, некомпетентный, невнимательный, тупой и чудом держится для выполнения незначительных заданий. Так свои наплели. А чужак в это время изо всех силах пытается доказать, что он умный, дабы не дай бог не усомнились в его качествах и возможностях по прикрыванию своих. Против своих он пойти не может, ибо их большинство. И они одна большая и дружная семья. Семья, в которой ему нет места. Семья, которая наняла его как чернорабочего и относится соответственно, как к прислуге. И семья знает, что раб никуда не сбежит, поэтому чувствует над ним неограниченную власть. Куда ведь бежать? Везде же делается одно и тоже, везде такое же разделение на своих и чужих. И семья пользуется безвыходным положением жертвы, выжимает из раба все соки. Своих-то особо не повоспитываешь, они имели в ввиду, не слушают. А вот чужака-раба можно и загнобить, если хочется, отвести душу в плохом настроении выставив полным ничтожеством, обвинить во всех смертных грехах, накричать за какую-нибудь мелочь. И он будет молчать, потому что боится за свое место. И семья это прекрасно знает.
Именно подобные коллективы и любят постоянно разглагольствовать о чудесной семейной атмосфере, царящей у них. И она действительно такова, но только для своих. Чужим в ней делать нечего. Точнее, есть что — пахать. За всех. Пахать без отдыха, как само собой разумеющийся факт, который даже не скрывают. От него все только требуют и требуют и попробуй не соответствовать этим завышенным требованиям — заклюют. А требований все больше и больше, они все сложнее и с каждым разом все более трудно выполняемые. Такие, на что умники свои даже не способны. Но кого это волнует? Свои есть свои. От них ничего сверхъестественного и не ждут.
Как только чужак начинает хоть немного сопротивляться, его тщательно и усиленно начинают из этого дружного семейного коллектива выживать. Начинаются беспочвенные придирки, упреки, косые взгляды, выговоры на пустом месте. Зачем им чужак, который отказывается быть рабом? Им подавай чужака-раба, который с готовностью, даже радостью будет стелиться перед ними и чуть ли не выпрашивать для себя очередное задание, а не с кислой и обиженной миной встречать очередную порцию чужих дел, которые нужно выполнить как можно быстрее, иначе обязательно выставят виноватым. А кто всегда и во всем виноват? Конечно же чужак-раб!Он виноват в том, что дела фирмы идут плохо, в том что не вовремя была отгружена продукция, в том что кто-то из рабочих не подчиняется или кто-то обиженный строит козни, в том что не работает интернет, и даже в том, что вдруг пошел дождь. Зачем же его вообще сюда брали, как не для ответственности за все и всех?! Пусть отрабатывает свои копейки. Прохлаждаться-то и свои могут. Но им-то многое чего нужно от жизни — и машину купить, и на свадьбу накопить, и отдохнуть поехать, а потому нужно получать как можно больше, но работать поменьше, ибо как-то тяжело что ли, устают. А вот чужак-раб должен быть счастлив уже оттого, что его сюда взяли, обласкали, приняли в свою дружную семью. А то, что он получает меньше всех, а работает за пятерых, то нечего, это само собой разумеющийся факт. Ведь мы это мы, мы — свои, а он чужой. Зато когда нужно освободить для кого-то из своих местечко, если дела фирмы ухудшились, чтобы не платить лишнему человеку — чужак летит первый, как бы хорошо не справлялся со своими обязанностями. И даже с удовольствием и радостью выставляется за двери, ибо не дай бог составит своими способностями кому-нибудь из своих конкуренцию. А что? Чужак и держался-то лишь благодаря собственной сообразительности, ему никто не разжевывал ничего и не преподносил на блюдечке как своим. От сообразительного же вдвойне нужно вовремя избавиться, ибо, судя по себе, ждут от всякого другого интриг и подставы. Всегда ведь можно нанять другого раба, когда ситуация улучшится, чтобы сбросить лишний груз работы со своего, который со временем лопнет или подавится от непосильной ноши и собственной жадности.
Всегда кислая мина и недовольный вид у чужака-раба? Негативный, неприятный человек и только! Им не дано понять своим поверхностным, мелочным и примитивным мышлением, что подобным несправедливым отношением, таким явным разделением на своих и чужого - они сами настроили против себя человека, не сочли нужным подумать, что чужак-раб прежде всего такой же, как и они, человек с чувствами и эмоциями, а не робот по выполнению за всех заданий на скорость. Чего еще ожидать, как не обиды, ожесточения, от человека, перед которым наглядно изо дня в день демонстрируют подобное разделение и превосходство? А ведь оно даже в мелочах. Все свои дружно отъезжают из конторы на машинах, но никогда не предложат подвезти чужого до остановки. Даже в дождь, даже в метель. Действительно, зачем по-человечески относиться к рабу? Он же не свой, чужак! Это он должен быть благодарным за то, что его облагодетельствовали таким коллективом. А то, что его здесь считают недостойным себя, человеком третьего сорта, то ерунда, более того, он сам в этом виноват, ибо мало прогибался.
Но помните конец фильма? Кто не смотрел кратко изложу: ''Гангстер оказался отцом девушки, от которого она сбежала в поисках другого, более человечного общества. Но осознав, что люди везде одинаковы, посчитав, что жители Догвилля никогда не изменятся и попади к ним другой человек — поступят с ним точно так же, как поступили с ней, решив, что без этого места мир станет лучше, она жестоко расправляется со своими обидчиками, приказав перестрелять всех жителей городка''.
Жертва иногда оказывается палачом, в особенности несправедливо обиженная жертва. Никто не знает кем в итоге окажется или станет использованный, точно бумажная салфетка, человек. Люди же которые забыли, что чужие тоже люди, никогда не дождутся к себе позитивного отношения, ибо что посылаешь в мир, то и возвращается в ответ по принципу бумеранга. Но самое страшное, что им самим нет до этого никакого дела.

243476_original.jpg (36.25 Kb)

Ксения Квин
Самые-самые, просмотров 209
Итоговый балл статьи за месяц 4
Место статьи в рейтинге за июль
О системе подсчета баллов читательских симпатий


Другие статьи этого автора
  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Или войти используя: Вконтакте Facebook Twitter Odnoklassniki Yandex Mail.ru Rambler Google Livejournal