Загрузка. Пожалуйста, подождите...

    Старые любовные письма


    starye_lyubovnye_pisma.jpg (176.12 Kb)

    На выходные Александр Васильевич, мужчина предпенсионного возраста, решил навести, наконец-то, в доме порядок. После того, как год назад у него умерла жена, все в жизни пошло кувырком. Дети еще больше отдалились от него, перестали совсем навещать и лишь изредка звонили. Да и то, чувствовалось, тяготились этим. Большой, шумный некогда дом встречал его, возвращающегося с работы, тишиной и пыльным запустением.
    В голову лезли мрачные мысли. Раньше как-то за текучкой дней некогда было раскладывать по полочкам жизнь. Сейчас само-собой итожилось. Чего же он добился? Ну да, дерево посадил (и не одно), дом построил, детей вырастил (разлетелись, кто куда по стране), а вот счастья так и не почувствовал от всего этого. Наоборот, камнем давила всю жизнь необходимость экономить деньги, чтобы потом пожить в свое удовольствие. Сначала приходилось экономить, когда строил дом. Экономил на том, что отказывал себе, жене и детям в том, что они просили. А и просили-то (это сейчас стал понимать) самую малость – приличную обувь и одежду. Новую, а не с чьих-то уже ног и плеч. Только укором ему стоял недостроенный большой дом, требующий стройматериалы.
    Дом Александр Васильевич делал с перспективой, что в нем своими семьями будут жить и дети. А потому пять больших комнат – все с отдельными дверями, не проходные. Крепкий получался дом, на зависть всем. Про дом Нефедьевых даже в районной газете писали и фотографию давали. После этого на фасаде местные власти прибили табличку «Лучший дом села».
    Да уж, много крови дом попил у мужика. Как вспомнить, так не по себе становится. Все строительство вел сам. Даже в мыслях не допускал нанять кого-либо из мастеров-профессионалов в подмогу. Надорвался, но за три года сделал дом украшением села. Семья разносолов не видела, хотя и не голодала.
    Потом появилась мечта иметь личный автомобиль. В советские времена достаток семьи измерялся не только обилием еды на столе, а и своей машиной во дворе. Александр Васильевич ужал семейные расхода, нужную сумму скопил и авто купил. Правда, не новое, с рук. Переплатил при этом. Но кто станет вникать в данный момент? Главное – машина у ворот стоит! Его, личная. Чтобы скопить требуемую сумму, пришлось завести вторую корову, увеличить поголовье овечек, свиней, кроликов. Сам надорвался с ежегодными заготовками кормов и жену надорвал уходом за чертовой прорвой скота и птицы. Заболела она. Врачи признали сразу несколько тяжелых болячек. Прописали лечение на курортах ей. Но Александр Васильевич рассудил иначе. На курортах ведь мужики и бабы заводят любовные романы. А вдруг как кто-то уведет жену? Самому тогда тянуть детей и подворное хозяйство? Нет уж, пусть лечится дома. Хотя какое нынче лечение? Врачи сами себя не в состоянии лечить нормально. Куда надежнее народные методы. Благо, в селе живы еще знахарки, коим под семьдесят и более лет. Неужто откажут полечить за крынку сметаны?
    … Александр Васильевич поморщился, словно от острой зубной боли, вспомнив, что в селе у него кличка Скряга. Завидовали ему, вот и прилепили злые языки эту обидную кличку. Так он считал. Александр Васильевич встал с дивана, решив что-либо придумать на ужин. И вдруг заметил что-то в виде тесемки, немного торчащей из под дивана. Нагнулся, увидел кончик шнурка от ботинка. Странно, как он туда попал? Но не пропадать же добру – авось еще сгодится. Александр Васильевич потянул шнурок, неожиданно для себя вытащил из под дивана полиэтиленовый пакет. Внутри лежали почтовые конверты с письмами. Конверты были без обратного адреса. Вместо адреса получателя была почта райцентра и после фамилии стояло «До востребования». Повертев озадаченно конверты в руках, Александр Васильевич вынул из них письма и стал читать. Жене писал какой-то мужчина. Писал очень нежно и трогательно, называя ее любимой и самой дорогой. До Александра Васильевича не сразу почему-то дошло, что жена имела любовника. И по этой причине охотно ездила в районный центр по любой надобности, чтобы получать на почте письма. Впрочем, это могло быть еще и до того, как она стала женой Александра Васильевича. Могло? Вполне. Внимательно посмотрев на почтовые штемпели, Александр Васильевич тяжело вздохнул – письма приходили в то время, когда он копил на машину и даже потом. Последнее она получила за месяц до смерти.
    Темнело. В большой дом, как черная кошка, стала заползать темнота. Александр Васильевич продолжал сидеть в зале за столом. Порвать письма любовника жены, бросить в печку и сжечь? Но что это даст? Легче на душе все равно не станет. Поднявшись из-за стола, он прошел на кухню, открыл холодильник, достал бутылку водки, налил полный стакан, выпил без остановки, зачем-то яростно грохнул кулаком по столу. Пустой тонкий стакан подпрыгнул, разбился – осколки стекла разлетелись по столешнице

    Antol
    Другие статьи этого автора
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Или войти используя: Вконтакте Facebook Twitter Odnoklassniki Yandex Mail.ru Rambler Google Livejournal

    Комментарии

    Очень хороший рассказ - жизненный, философского плана, заставляет думать


Станьте нашим автором!
Демотиваторы на сегодня
  • Колонка редактора
    Последние комментарии
     
    ummu: Если Кейт может себе позволить такие дорогущие наряды, то и на стилиста деньги найдутсяbiggrin Как говоритс...
    ummu: Юрий, я с вами не согласна, многим женщинам стрижка к лицу. Лучше конечно не впадать в крайности и н...
    Юрий Грач: Длинные волосы - очень красиво. Зачем вы, женщины, такую красоту срезаете, не понимаю!
    Валерчик: Ну да, установить электродвигатель на велосипед будет гораздо дешевле, чем покупка самого электровел...
    Joker: Спасибо огромное за разъяснения и за публикацию!smile
    Дежурный редактор: Добрый день, Joker. В зависимости от количества поступивших материалов и их тематики. Плюс стараемся...
    Joker: А подскажите кто-нибудь пожалуйста, как долго может длиться модерация? Если статья предложена почти ...
     


    Опрос

    Верите ли Вы в "Йети" (снежного человека)?

    Да. (26)
    Нет. (46)
    Я верю только фактам и телевизору. (4)
    Я видел его следы и мельком в лесу. (3)
    Мой сосед "йети". (7)
    Если долго не бриться, все станут такими. (10)
    Хватит меня пугать. (6)


    Голосовать

    Введите Ваш email адрес:

    Старые любовные письма


    starye_lyubovnye_pisma.jpg (176.12 Kb)

    На выходные Александр Васильевич, мужчина предпенсионного возраста, решил навести, наконец-то, в доме порядок. После того, как год назад у него умерла жена, все в жизни пошло кувырком. Дети еще больше отдалились от него, перестали совсем навещать и лишь изредка звонили. Да и то, чувствовалось, тяготились этим. Большой, шумный некогда дом встречал его, возвращающегося с работы, тишиной и пыльным запустением.
    В голову лезли мрачные мысли. Раньше как-то за текучкой дней некогда было раскладывать по полочкам жизнь. Сейчас само-собой итожилось. Чего же он добился? Ну да, дерево посадил (и не одно), дом построил, детей вырастил (разлетелись, кто куда по стране), а вот счастья так и не почувствовал от всего этого. Наоборот, камнем давила всю жизнь необходимость экономить деньги, чтобы потом пожить в свое удовольствие. Сначала приходилось экономить, когда строил дом. Экономил на том, что отказывал себе, жене и детям в том, что они просили. А и просили-то (это сейчас стал понимать) самую малость – приличную обувь и одежду. Новую, а не с чьих-то уже ног и плеч. Только укором ему стоял недостроенный большой дом, требующий стройматериалы.
    Дом Александр Васильевич делал с перспективой, что в нем своими семьями будут жить и дети. А потому пять больших комнат – все с отдельными дверями, не проходные. Крепкий получался дом, на зависть всем. Про дом Нефедьевых даже в районной газете писали и фотографию давали. После этого на фасаде местные власти прибили табличку «Лучший дом села».
    Да уж, много крови дом попил у мужика. Как вспомнить, так не по себе становится. Все строительство вел сам. Даже в мыслях не допускал нанять кого-либо из мастеров-профессионалов в подмогу. Надорвался, но за три года сделал дом украшением села. Семья разносолов не видела, хотя и не голодала.
    Потом появилась мечта иметь личный автомобиль. В советские времена достаток семьи измерялся не только обилием еды на столе, а и своей машиной во дворе. Александр Васильевич ужал семейные расхода, нужную сумму скопил и авто купил. Правда, не новое, с рук. Переплатил при этом. Но кто станет вникать в данный момент? Главное – машина у ворот стоит! Его, личная. Чтобы скопить требуемую сумму, пришлось завести вторую корову, увеличить поголовье овечек, свиней, кроликов. Сам надорвался с ежегодными заготовками кормов и жену надорвал уходом за чертовой прорвой скота и птицы. Заболела она. Врачи признали сразу несколько тяжелых болячек. Прописали лечение на курортах ей. Но Александр Васильевич рассудил иначе. На курортах ведь мужики и бабы заводят любовные романы. А вдруг как кто-то уведет жену? Самому тогда тянуть детей и подворное хозяйство? Нет уж, пусть лечится дома. Хотя какое нынче лечение? Врачи сами себя не в состоянии лечить нормально. Куда надежнее народные методы. Благо, в селе живы еще знахарки, коим под семьдесят и более лет. Неужто откажут полечить за крынку сметаны?
    … Александр Васильевич поморщился, словно от острой зубной боли, вспомнив, что в селе у него кличка Скряга. Завидовали ему, вот и прилепили злые языки эту обидную кличку. Так он считал. Александр Васильевич встал с дивана, решив что-либо придумать на ужин. И вдруг заметил что-то в виде тесемки, немного торчащей из под дивана. Нагнулся, увидел кончик шнурка от ботинка. Странно, как он туда попал? Но не пропадать же добру – авось еще сгодится. Александр Васильевич потянул шнурок, неожиданно для себя вытащил из под дивана полиэтиленовый пакет. Внутри лежали почтовые конверты с письмами. Конверты были без обратного адреса. Вместо адреса получателя была почта райцентра и после фамилии стояло «До востребования». Повертев озадаченно конверты в руках, Александр Васильевич вынул из них письма и стал читать. Жене писал какой-то мужчина. Писал очень нежно и трогательно, называя ее любимой и самой дорогой. До Александра Васильевича не сразу почему-то дошло, что жена имела любовника. И по этой причине охотно ездила в районный центр по любой надобности, чтобы получать на почте письма. Впрочем, это могло быть еще и до того, как она стала женой Александра Васильевича. Могло? Вполне. Внимательно посмотрев на почтовые штемпели, Александр Васильевич тяжело вздохнул – письма приходили в то время, когда он копил на машину и даже потом. Последнее она получила за месяц до смерти.
    Темнело. В большой дом, как черная кошка, стала заползать темнота. Александр Васильевич продолжал сидеть в зале за столом. Порвать письма любовника жены, бросить в печку и сжечь? Но что это даст? Легче на душе все равно не станет. Поднявшись из-за стола, он прошел на кухню, открыл холодильник, достал бутылку водки, налил полный стакан, выпил без остановки, зачем-то яростно грохнул кулаком по столу. Пустой тонкий стакан подпрыгнул, разбился – осколки стекла разлетелись по столешнице

    Antol
    Литература, просмотров 714
    Другие статьи этого автора
  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Или войти используя: Вконтакте Facebook Twitter Odnoklassniki Yandex Mail.ru Rambler Google Livejournal

    Комментарии

    Очень хороший рассказ - жизненный, философского плана, заставляет думать