Загрузка. Пожалуйста, подождите...

    Погребальная сказка. Продолжение 5


    chast_6.jpg (109 Kb)

    После обеда часть отряда отправляется в разведку на моторной лодке вдоль берегов Стоянки. Замотавшись с работой, я отодвигаю на второй план мысли об утреннем происшествии. Эдик правит, я, вооружённая фотоаппаратом, снимаю шикарные пейзажи. Артём внимательно изучает карту. По течению плыть легко, давно скрылся посёлок. Скалистые сопки чередуются с бескрайними марями, свежий ветер хлещет щёки, за лодкой расходятся пенистые крылья волн. На горизонте проглядывают голубые горы. Несколько раз мы пристаём к берегам, фотографируем известные памятники, на одном берегу находим несколько кусочков керамики. Несведущий человек вряд ли заметит неглубокую яму в земле, сплошь заросшую - на первый взгляд это обычные дикие места. Но несколько тысяч лет назад на этих берегах кипела жизнь - её остатки погребены глубоко в земле, все их не найти, да и незачем.



    Через несколько часов поворачиваем обратно, солнце уже потихоньку сползает к горизонту. Против течения лодка идёт тяжелее, и вдруг, когда мы проплыли уже две трети пути, мотор начинает тарахтеть с перебоями.
    Вот чёрт! Матерясь, Эдик снижает скорость, но лодка продолжает выписывать кренделя.
    И Эдик констатирует:
    - Бензин.
    - Что - бензин? - почти со стоном спрашиваю я.
    - Кончается.
    - Так давай к берегу, дозаправим!
    Эдик пожимает плечами:
    - А чем?
    - Что значит "чем"? Эдик, чёрт побери!
    Мы втроём переглядываемся, в глазах каждого немое: "Вот дурак!"
    Если совсем коротко, опустив ненормативную лексику - мы, гениальные личности, оставили на лагере канистру с бензином. Винить тут некого, одинаково хороши все трое. До лагеря ещё километров десять. Ясно, что с полным грузом мотор сдохнет, хорошо, если преодолев полпути. А дальше - картина "Бурлаки на Волге" в реалиях таёжной глуши.
    Особенно раздумывать нечего - Эдик правит к берегу, и мы с Артёмом выпрыгиваем из лодки на болотистый мысок. В принципе, можно попробовать пройти напрямик километров пять без дороги, в сумерках да на голодный желудок. Приключение, конечно, преодолимое, но проще подождать, пока Эдик заправит лодку и вернётся за нами.
    Моторка отчаливает, набирает скорость, и вскоре скрывается.
    Голову кружит сильный душный запах багульника. Мы валяемся в траве на расстеленных ветровках и треплемся о всякой чепухе. На прибрежном тальнике полощется моя красная бандана - опознавательный знак для Эдика. Мы успели себя вообразить Робинзонами на необитаемом острове, единственными выжившими после апокалипсиса, в конце концов, Артём задрёмывает, а я иду немного прогуляться.
    Багульник сильно бьёт в голову, раздражают озлобившиеся к вечеру комары. Становится неуютно. Вообще-то я отлично себя чувствую в глухом лесу, хоть ночью, хоть в одиночестве, но сейчас даже присутствие Артёма не ободряет. Хочется в лагерь, к жаркому костру, к гитаре, к вкусному ужину. Разозлившись на себя за эти мысли, встряхиваю головой и запеваю во весь голос:
    - Даль степная широка, широка, всё Причерноморье…
    Эхо мечется и гаснет среди деревьев. Иду дальше. Вечерняя тишина прислушивается:
    - Льётся песня степняка, степняка во широком поле… Э-эй!
    Сажусь на кочку, запрокидываю лицо в сереющее небо. Видно, Артём крепко спит, уже подхватил бы любимую песню.
    - Акинаком рубану, рубану по античной роже! А себе коня возьму, коня возьму - конь всего дороже!
    Лёгкий ветер шепчет в густых кронах, шелестит трава на незнакомом языке. Я вскакиваю и иду обратно, к берегу, руки в карманах:
    - Выпью книдского вина, да, вина, не смешав с водою! И гулял бы до утра, до утра с гетерой молодою! Э-эй!
    "Э-эй!" - откликается эхо в абсолютной тишине.
    Тишине?
    Не слышно бурного рокота Стоянки. Стих ветер. Невысокая сопка бросает тень на марь.
    Мой топографический кретинизм достиг апогея. Это надо же заблудиться в десяти шагах! Я разворачиваюсь:
    - Даль степная широка, широка, без конца и края! Льётся песня степняка, степняка, льётся, затихая…
    Сопочка нависает надо мной, точно манит обойти. Со всех сторон меня окружает болото с редкой лиственничной порослью. Да не могла же я за сопку зайти, когда от реки уходила! Но с трёх сторон просторы убегают вдаль, насколько хватает взора.
    Душно. Аромат багульника тонкой струёй зовёт из-за сопки. Точно, ведь когда я шла, запах окружал со всех сторон, а сейчас пахнет лишь болотом да свежей травой. Да не могла я так далеко отойти, случайно заплутала, чуть обошла сопку, а она сейчас глушит шум воды. Всё это бодро проговариваю про себя, стараясь не обращать внимания на скользкое чувство зарождающегося страха в животе.


    Продолжение следует...

    Начало
    Продолжение 1
    Продолжение 2
    Продолжение 3
    Продолжение 4

    Эльвира
    Статья не участвует в новой системе подсчета баллов
    О системе подсчета баллов читательских симпатий


    Другие статьи этого автора
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Или войти используя: Вконтакте Facebook Twitter Odnoklassniki Yandex Mail.ru Rambler Google Livejournal

Станьте нашим автором! О системе баллов читательских симпатий
Демотиваторы на сегодня
  • Колонка редактора
    Последние комментарии
     
    Filantrop: К сведению школоты shamen, у google.ru заканчивается срок оплаченного домена в начале марта. И что, ...
    shamen: К сведению авторов. В феврале текущего года у играющего в молчанку журнала «Красиво сказано» заканчи...
    Игорь Маслов: Понятно, какое отношение на этом сайте к авторам со стороны редакции - полное неуважение, хотя без а...
    big: Antol предложил осенью минувшего года для обсуждения свою систему для оплаты материалов. Она имеет, ...
    runli: Можно по всякому делать, но если автору гонорар отдавать с первой статьи он будет писать и развивать...
    Игорь Тарновский: А я не понимаю в чем проблема, ведь можно вручную возобновить рейтинговую таблицу, рейтинговые баллы...
     


    Опрос

    В какую погоду любите гулять?

    В дождь. (13)
    Когда светит солнце. (50)
    Не могу выбрать,и то, и другое подходит. (38)


    Голосовать

    Введите Ваш email адрес:

    Погребальная сказка. Продолжение 5


    chast_6.jpg (109 Kb)

    После обеда часть отряда отправляется в разведку на моторной лодке вдоль берегов Стоянки. Замотавшись с работой, я отодвигаю на второй план мысли об утреннем происшествии. Эдик правит, я, вооружённая фотоаппаратом, снимаю шикарные пейзажи. Артём внимательно изучает карту. По течению плыть легко, давно скрылся посёлок. Скалистые сопки чередуются с бескрайними марями, свежий ветер хлещет щёки, за лодкой расходятся пенистые крылья волн. На горизонте проглядывают голубые горы. Несколько раз мы пристаём к берегам, фотографируем известные памятники, на одном берегу находим несколько кусочков керамики. Несведущий человек вряд ли заметит неглубокую яму в земле, сплошь заросшую - на первый взгляд это обычные дикие места. Но несколько тысяч лет назад на этих берегах кипела жизнь - её остатки погребены глубоко в земле, все их не найти, да и незачем.



    Через несколько часов поворачиваем обратно, солнце уже потихоньку сползает к горизонту. Против течения лодка идёт тяжелее, и вдруг, когда мы проплыли уже две трети пути, мотор начинает тарахтеть с перебоями.
    Вот чёрт! Матерясь, Эдик снижает скорость, но лодка продолжает выписывать кренделя.
    И Эдик констатирует:
    - Бензин.
    - Что - бензин? - почти со стоном спрашиваю я.
    - Кончается.
    - Так давай к берегу, дозаправим!
    Эдик пожимает плечами:
    - А чем?
    - Что значит "чем"? Эдик, чёрт побери!
    Мы втроём переглядываемся, в глазах каждого немое: "Вот дурак!"
    Если совсем коротко, опустив ненормативную лексику - мы, гениальные личности, оставили на лагере канистру с бензином. Винить тут некого, одинаково хороши все трое. До лагеря ещё километров десять. Ясно, что с полным грузом мотор сдохнет, хорошо, если преодолев полпути. А дальше - картина "Бурлаки на Волге" в реалиях таёжной глуши.
    Особенно раздумывать нечего - Эдик правит к берегу, и мы с Артёмом выпрыгиваем из лодки на болотистый мысок. В принципе, можно попробовать пройти напрямик километров пять без дороги, в сумерках да на голодный желудок. Приключение, конечно, преодолимое, но проще подождать, пока Эдик заправит лодку и вернётся за нами.
    Моторка отчаливает, набирает скорость, и вскоре скрывается.
    Голову кружит сильный душный запах багульника. Мы валяемся в траве на расстеленных ветровках и треплемся о всякой чепухе. На прибрежном тальнике полощется моя красная бандана - опознавательный знак для Эдика. Мы успели себя вообразить Робинзонами на необитаемом острове, единственными выжившими после апокалипсиса, в конце концов, Артём задрёмывает, а я иду немного прогуляться.
    Багульник сильно бьёт в голову, раздражают озлобившиеся к вечеру комары. Становится неуютно. Вообще-то я отлично себя чувствую в глухом лесу, хоть ночью, хоть в одиночестве, но сейчас даже присутствие Артёма не ободряет. Хочется в лагерь, к жаркому костру, к гитаре, к вкусному ужину. Разозлившись на себя за эти мысли, встряхиваю головой и запеваю во весь голос:
    - Даль степная широка, широка, всё Причерноморье…
    Эхо мечется и гаснет среди деревьев. Иду дальше. Вечерняя тишина прислушивается:
    - Льётся песня степняка, степняка во широком поле… Э-эй!
    Сажусь на кочку, запрокидываю лицо в сереющее небо. Видно, Артём крепко спит, уже подхватил бы любимую песню.
    - Акинаком рубану, рубану по античной роже! А себе коня возьму, коня возьму - конь всего дороже!
    Лёгкий ветер шепчет в густых кронах, шелестит трава на незнакомом языке. Я вскакиваю и иду обратно, к берегу, руки в карманах:
    - Выпью книдского вина, да, вина, не смешав с водою! И гулял бы до утра, до утра с гетерой молодою! Э-эй!
    "Э-эй!" - откликается эхо в абсолютной тишине.
    Тишине?
    Не слышно бурного рокота Стоянки. Стих ветер. Невысокая сопка бросает тень на марь.
    Мой топографический кретинизм достиг апогея. Это надо же заблудиться в десяти шагах! Я разворачиваюсь:
    - Даль степная широка, широка, без конца и края! Льётся песня степняка, степняка, льётся, затихая…
    Сопочка нависает надо мной, точно манит обойти. Со всех сторон меня окружает болото с редкой лиственничной порослью. Да не могла же я за сопку зайти, когда от реки уходила! Но с трёх сторон просторы убегают вдаль, насколько хватает взора.
    Душно. Аромат багульника тонкой струёй зовёт из-за сопки. Точно, ведь когда я шла, запах окружал со всех сторон, а сейчас пахнет лишь болотом да свежей травой. Да не могла я так далеко отойти, случайно заплутала, чуть обошла сопку, а она сейчас глушит шум воды. Всё это бодро проговариваю про себя, стараясь не обращать внимания на скользкое чувство зарождающегося страха в животе.


    Продолжение следует...

    Начало
    Продолжение 1
    Продолжение 2
    Продолжение 3
    Продолжение 4

    Эльвира
    Литература, просмотров 497
    Статья не участвует в новой системе подсчета баллов
    О системе подсчета баллов читательских симпатий


    Другие статьи этого автора
  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Или войти используя: Вконтакте Facebook Twitter Odnoklassniki Yandex Mail.ru Rambler Google Livejournal