Загрузка. Пожалуйста, подождите...

    Подарки лунатикам


    podarki_lunatikam.jpg (203.13 Kb)Борис Самохин еще раз проверил магнитные застежки скафандра, посмотрел на датчик давления, сверил показания времени базового корабля с личными часами – все было в норме. Он вошел в шлюзовой блок и нажал на стенке кнопку разблокировки системы защиты. Сзади медленно закрылась толстая дверь, сразу же со свистом стал уходить воздух. На гермошлеме скафандра в ту же секунду автоматически опустилось бронированное стекло, из заплечного баллона пошел в скафандр кислород. Борис движением головы поправил микрофоны, произнес:
    - База, седьмой на связи.
    - База – седьмому. Минутная готовность.
    - Вас понял, минутная готовность.
    На табло обратного отсчета времени начали меняться красные цифры секунд. На последней секунде табло стало зеленым – компьютеры базового корабля проверили шлюпку ближних рейсов и разрешили космонавту вход. Её Величество Инструкция порой раздражала Бориса тем, что предстартовую проверку шлюпки после автоматической проверки нужно в обязательном порядке делать еще и вручную. Где логика? Почему бы не оставить в правилах лишь автоматическую проверку? Самохин вздохнул, усаживаясь в кресло пилота, строго по инструкции начал нажимать на приборной панели клавиши в последовательности, заложенной в правилах, хотя подсветка всех клавиш была зеленой – полный порядок! Но отменить десятиминутную ручную проверку невозможно – автоматика бортового компьютера шлюпки при отмене просто не разблокирует стартовый тумблер.
    - Перестраховщики хреновы! – тихо буркнул Борис.
    - Седьмой, появились проблемы?
    - Нет, все нормально. Без меня шампанское не пить.
    - Один час потерпим, обещаем. Внимание: даю предварительное разрешение на отшвартовку.
    - Понял, шлюзовой блок разгерметизирован. До завершения проверки две минуты.
    Борис еще раз внимательно посмотрел на дисплей (штатный режим), сказал:
    - Седьмой проверку закончил, жду команду на открытие шлюза.
    - База – седьмому. Разрешаю открыть шлюз.
    Самохин вдавил клавишу разблокировки шлюза. Такую же клавишу надавили сейчас в рубке базового корабля, так как шлюз открывался только при одновременном нажатии двух клавиш. Никаких случайностей – всё учтено до мелочей, защита от дурака на все сто процентов!
    - Передай лунатикам-12 привет от базы!
    Лунатиками шутливо называли сотрудников селеностанций. Всего таких станций на Луне действовало двенадцать. В обязанности Бориса входило экспедирование на них расходных материалов. Сейчас к расходным материалам добавились подарки. Впервые за все время на лунные станции решено было отправить живые цветы, а не пластмассовые. Старт-посадка-старт… И так уже одиннадцать часов подряд. Крамольное желание «выломать» на фиг из компьютера узел ручной проверки, задерживающий каждый очередной старт на целых десять минут, у Бориса было вполне оправдано спешкой. Какая нештатная ситуация может появиться, если все (даже самые фантастические) варианты просчитаны и давно найдены ответы на проблемы?
    Шлюпку вытолкнуло из базового корабля в открытый космос мощным манипулятором, спустя три секунды после этого включились двигатели. Борис ощутил привычный толчок кресла в спину, поморщился. Не сказать, чтобы сильно толкнуло, но не очень приятно, когда вентиль плоского баллона упирается резким толчком между лопаток. Почему этот вентиль конструкторы поставили так, а не иначе? Борис хотел почесать затылок, но рука в космической перчатке гулко стукнула по шлему – черт, совсем заработался!
    Борис ввел в компьютер координаты станции «Луна-12» и включил автопилот. До места посадки лета 14 минут 56 секунд. На швартовку – пять минут. На разгрузку – минут десять, если помогут. Вполне можно уложиться в обещанный на базе час терпения. За час база сделает виток вокруг Луны и снова будет над станцией «Луна-12». Надо успеть с разгрузкой. Опаздывать к праздничному столу – плохая примета у космонавтов.
    Самохин привычно проверил, как компьютер рассчитал траекторию с целью экономии топлива, ввел поправку на дополнительный груз – цветы в герметичной вакуумной упаковке. Разумеется, цветы перед отправкой с Земли тщательно обработали: на Луну не должны попасть земные микробы – у экипажей на станциях за год работы ослабевает иммунитет. Но запах цветов даже после такой обработки все равно останется. И именно он будет самым приятным и радостным подарком для лунатиков. На базовом корабле тоже откроют упаковку со цветами. И их запах… Борис закрыл глаза, пытаясь представить запах цветов. Пять лет он не был на Земле. Отвык уже от земных запахов. Даже мысленно не может «почувствовать», как пахнут цветы. Но если закрыть глаза плотнее…
    Самохин плотнее закрыл веки. В этот момент в наушниках тревожно запищал сигнал метеоритной защиты. Впрочем, можно не беспокоиться – автоматика сама внесет поправки в курс и уведет шлюпку от «камушка», не первый раз, все отлично отработано. Но сигнал продолжал пищать. Что за чертовщина? Автоматика не может справиться с простейшей задачей сама? Борис вернулся сознанием к тревожному сигналу метеоритной защиты, посмотрел на дисплей и обомлел: на экране была не одна точка, а две. «Камушки» летели навстречу шлюпке параллельно один к другому. И расстояние между ними… Автомат защиты, похоже, не имел в своей программе такого варианта. Решение должен принять человек. Вот почему настойчиво продолжал звенеть сигнал тревоги. Вероятно, большой метеорит разломился пополам от встречного удара с другим метеоритом и теперь два осколка летели с промежутком между ними… Каким? Борис быстро стал щелкать клавишами, дальномер выдал цифру: промежуток – 10 метров 23 сантиметра. Ширина шлюпки – почти десять метров. Пройти между «камешками»? Да, надо сделать так. Риск есть, конечно. Но кто не рискует, тот не пьет шампанское. А изменить курс, сжечь на этом топливо, потом снова возвращаться на курс – тут тогда к праздничному столу не успеть.
    Самохин был уверен в том, что сумеет тютелька в тютельку пройти между «камушками». Все же в запасе свыше 20 сантиметров. Сигнал продолжал назойливо пищать, когда Самохин взял управление шлюпкой на себя, отключив клавишей автомат метеоритной защиты. Но едва он снял палец с клавиши, как она снова поднялась. Что за чудо? Спустя несколько секунд до космонавта дошло, что в бортовом компьютере сработала защита этой клавиши «от дурака». В программе на самом деле отсутствовал вариант одновременной автоматической защиты сразу от двух метеоритов, летящих с небольшим промежутком между ними. Программисты посчитали полным бредом такое поведение метеоритов. Один случай из миллиарда! И вот этот случай выпал в лотерее сейчас.
    Автомат зажег на дисплее надпись «Критическое изменение курса. Подтвердите свое согласие». По дисплею тут же поползли цифры расчетов. Борис с растущей тревогой смотрел на них: для безопасного совершения маневра автомату не хватало одной десятой секунды. В таких случаях решение должен принимать не автомат, а сам пилот. Если, разумеется, успеет вмешаться в расчеты компьютера. Инструкцией допускалось, что если космонавт свыше минуты не подтверждает автоматический маневр, компьютер считает это молчаливым согласием и приступает к изменению курса. Борис снова нажал клавишу, которой отключается автоматическая метеоритная защита. И снова компьютер вернул ее в прежнее положение. Кто прав сейчас? Человек или компьютер? Автоматике не хватает времени на выполнение маневра. Пилот может с тем же риском провести на ручном управлении шлюпку между метеоритами. Чей риск больше? До столкновения 25 секунд.
    Пилот в третий раз нажал клавишу отключения защиты и не снимал с нее уже палец, с силой вдавливая в панель. Теперь другой рукой штурвал чуть левее. Но что это? Штурвал «вырвался» и пошел в правую сторону! Что происходит? Не сразу Самохин сообразил: компьютер пережег проводники зажатой клавиши и теперь полностью взял управление на себя. Все строго по инструкции, заложенной в его электронной памяти. Нехватку времени компьютер решил восполнить чересчур резким уходом с курса, включив двигатели на предельный форсаж. От чудовищной перегрузки у Бориса потемнело в глазах. Когда сознание вернулось, первым делом он посмотрел на дисплей. Две точки на нем стремительно приближались к шлюпке. Почему компьютер не увел ее с курса? Ведь был же форсаж двигателей! А теперь… Самохин не мог поверить своим глазам: компьютер не сумел увести шлюпку с курса. Он дал ей поворот вправо, но потом обнаружил, что во время завершения этого маневра левый метеорит может попасть в боковые левые дюзы. Тогда компьютер пересчитал курс и дал команду на поворот и уход с курса влево. С тем же «успехом»! Для завершения маневра ему опять не хватало доли секунды. Математическая ловушка для электронного мозга. И тогда компьютер вернулся к начальной точке решения проблемы – отключил двигатели и снова стал пересчитывать курс. Это Борис понял, когда на минуту вернул назад показания дисплея. Автомат не мог рисковать, не имея на это разрешения человека. И лишь по той причине, что инструкция требовала полной безопасности при изменении курса. Но полной безопасности не было, а зажатую клавишу компьютер воспринял как сломавшуюся и разблокировал ее пережиганием контактов.
    До столкновения уже считанные секунды. Что-либо предпринять Борис не успел. От сильного удара он опять потерял сознание. Когда очнулся, первое, что увидел – осколки дисплея, парящие в невесомости. Приборная панель смята. В иллюминаторе то появлялась, то исчезала Луна. Ясно, шлюпка вращается по оси. Но самое худшее ждало секундой позже, когда Борис посмотрел на уцелевший каким-то чудом высотомер: шлюпка стремительно падала. Грохнуться с сотни километров – груда металлолома останется. В каком состоянии двигатели? Удастся ли их включить на ручном управлении?
    Основной двигатель? Горит аварийная красная лампочка. Боковые двигатели? Три в аварийном состоянии. Можно ли совершить посадку лишь на одном двигателе для маневров? Наверное, можно, если садиться не вертикально, а «на брюхо» по касательной к поверхности Луны. Конечно, при такой посадке снесет часть шлюпки. Да и двигатель придется включать на короткое время, гася вращение шлюпки по оси и давая толчок вперед.
    Посадка была гораздо жестче, чем полагал Борис. Шлюпка ремонту уже не подлежала – в разорванный нос видно темное небо с далеким голубым шариком Земли. Самохина при посадке изрядно «помотало» по кабине. Но скафандр выдержал все удары. Шишки, конечно, на теле есть. Только они – не в счет. Борис поднял к шлему левую руку и посмотрел, уцелели ли датчики. Один треснул. А что показывает этот? Давление кислорода в баллоне… падает? Почему? Ведь он заряжен был полностью. Датчик поврежден? Контрольный тест показал: проблема не в датчике, а в самом баллоне. Утечка? В каком месте? Баллон из титана. Его ничем не повредить. Значит, утечку дает вентиль. Кислорода хватит минут на сорок при такой утечке. Конечно, можно поменять баллон на запасной. Вон он, за креслом. Но замена возможна только при наличии воздуха в шлюпке и нормальном давлении. Для экономии времени Борис экспедиционные рейсы на станции совершал в скафандре, не заполняя шлюпку воздухом. Рискнуть и попробовать поменять баллоны в темпе? На десять секунд вполне можно задержать дыхание. Самохин решил рискнуть. Пять секунд на один баллон, пять – на другой. Ему не пришлось рисковать: второй баллон оказался… пустым. За нарушение инструкции технарям на базе «влепят» выговор. Только Самохин об этом уже не узнает.
    До отправления с «докладной к Богу» осталось 38 минут. Можно написать прощальную записку. Шансов на спасение нет: связная аппаратура разбита; он сел далеко от станции «Луга-12»; его начнут искать с базы только через два часа, когда он не выйдет на обязательный сеанс связи. Кислорода в баллоне осталось на 37 минут. Баллоны можно зарядить на любой селеностанции. Там кислород вырабатывают мини-заводы. Технология давно известная: загружается лунный грунт, содержащий ильменит. В ильмените в связанном виде находится большое количество кислорода. При нагревании этого минерала кислород выделяется в чистом виде. Остается лишь собрать его, сжать и закачать в баллоны. А что, если…
    Собрать «самогонную» установку оказалось не сложнее известного устройства, дающего градусную жидкость. «Сырья» - хоть завались, так как риголитом покрыта вся Луна. Под конвертер пошла герметичная емкость от водородного «стартера» к двигателям. От них же Борис взял и компрессор. А уж соединить компрессор с пустым кислородным баллоном – дело считанных минут. Сложнее оказалось с разогревом риголита до 700 градусов. В какой-то момент даже показалось, что из затеи ничего не получится – аккумуляторная секция не сразу нагрела лунный грунт до нужной температуры. Но когда это случилось, датчик давления на запасном баллоне замигал зеленым огоньком, что означало - пошел кислород. Одной проблемой стало меньше. Отправка с «докладной к Богу» теперь откладывалась на тот срок, пока хватит электричества в аккумуляторной секции. Найдут ли его за это время? Ведь шлюпка на Луне – все равно, что иголка в стогу сена. До станции «Луна-12», наверное, километров двадцать. Глиссада посадки очень далеко увела в сторону шлюпку. Вот если бы как-то дать о себе знать? Но как? Радиостанция разбита. А каким образом был устроен передатчик Попова? Что в нем было? Да почти ничего. Стеклянная трубка с металлическими опилками. Катушка. Антенна. Трубка встряхивалась. Обычным телеграфным ключом можно было посылать в эфир точки и тире. Что мешает сделать такой прибор и послать сигнал SOS?
    Самохин осмотрел остатки радиостанции. Его интересовал только задающий генератор. К счастью, он не пострадал. Все радиостанции на Луне настроены на одну частоту. На этой же частоте работает и базовый корабль. Об этом Борис знал. Телеграфный ключ он сделал в простейшем виде – подсоединив к генератору две проволочки. Антенна – длинный кусок провода. Подав на генератор напряжение, Борис стал соединять и разъединять проволочки: три точки - три тире - три точки – SOS. Сигнал этот примут на базе при очередном ее пролете над местом посадки шлюпки, соединятся со станцией «Луна-12». После этого с помощью обычной линейки на карте Луны легко вычислить направление и расстояние до шлюпки. Лишь бы аккумуляторная секция, нагревающая реголит в «самогонном» аппарате, не разрядилась полностью раньше времени, когда его найдут.

    Antol
    Набрано баллов статьей за месяц 548
    Дней до окончания подсчета 3
    Статистика набранных баллов обновляется раз в сутки
    О системе подсчета баллов читательских симпатий


    Другие статьи этого автора
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Или войти используя: Вконтакте Facebook Twitter Odnoklassniki Yandex Mail.ru Rambler Google Livejournal

    Комментарии
    Котяра

    Рассказ понравился как раз тем, что "добыть" кислород описанным способом на Луне можно. Минерал ильменит содержит в себе кислород и при нагревании отдает его. Сюжет с ЧП тоже вполне может быть в будущем. С технической точки зрения автор все описал верно.


    Автор увлекся техническим описанием. Рассказ при этом заметно потерял эмоциональность. Подвело стремление "разжевать" техническую основу ситуации. Моя оценка рассказу - четыре с минусом.


Станьте нашим автором! О системе баллов читательских симпатий

Новый фильм Тактарова!
Простые люди играют в опасные игры с законом. А актеры на съемках получают настоящие синяки и переломы.

Задайте вопрос
  • Научитесь любить себя
    Мой ответ: "Здравствуйте, Алина!Начнём с комплекции. Если речь идёт об излишнем весе, то борьбу с Вашим барьером можно начать с заботы о фигуре. Существует масса методик для этого. Главное в любой из них — избегать переедания и поддерживать физическую активность. Однако, стоит помнить, что дости...
    Читать ответ полностью
    Задать свой вопрос
Колонка редактора
Последние комментарии
 
Долгополов: Предлагаемая система интересна тем, что она более справедливая и хорошо "заточена" под поо...
Арнольд: Antol, я с вами абсолютно согласен. Но, хотелось бы напомнить редакции про ее обещание. Помнится, ещ...
Antol: Предлагаю обсудить возможность отмены балльной системы. Мне кажется, что более логичной будет систем...
Дежурный редактор: Уважаемые авторы, приветствуем вас всех! На сервисах ВКонтакте и Одноклассники произвели частичные и...
valerie: Какой ужас!!!! Со всех моих статей попропадали лайки и репосты Вконтакте. Вместо сотни осталось четы...
Дериземля Евгения: Здравствуйте, Уважаемая редакция. Хочу обратить ваше внимание на то, что происходит со статьями у вс...
Дежурный редактор: Уважаемая ckifanca, добрый день. В очередной раз напоминаем Вам, что для решения личных вопросов сущ...
ckifanca: Здравствуйте, главный редактор " КС", хотя здороваться здесь,как оказалось,и не с кем-свя...
ckifanca: Здравствуйте, главный редактор КС, хотелось бы, чтобы Вы или ваши сотрудники отвечали на мои вопрос...
 


Опрос

Оцените качество современного отечественного кино.

5. (5)
4. (17)
3. (34)
2. (20)


Голосовать

Введите Ваш email адрес:

Подарки лунатикам


podarki_lunatikam.jpg (203.13 Kb)Борис Самохин еще раз проверил магнитные застежки скафандра, посмотрел на датчик давления, сверил показания времени базового корабля с личными часами – все было в норме. Он вошел в шлюзовой блок и нажал на стенке кнопку разблокировки системы защиты. Сзади медленно закрылась толстая дверь, сразу же со свистом стал уходить воздух. На гермошлеме скафандра в ту же секунду автоматически опустилось бронированное стекло, из заплечного баллона пошел в скафандр кислород. Борис движением головы поправил микрофоны, произнес:
- База, седьмой на связи.
- База – седьмому. Минутная готовность.
- Вас понял, минутная готовность.
На табло обратного отсчета времени начали меняться красные цифры секунд. На последней секунде табло стало зеленым – компьютеры базового корабля проверили шлюпку ближних рейсов и разрешили космонавту вход. Её Величество Инструкция порой раздражала Бориса тем, что предстартовую проверку шлюпки после автоматической проверки нужно в обязательном порядке делать еще и вручную. Где логика? Почему бы не оставить в правилах лишь автоматическую проверку? Самохин вздохнул, усаживаясь в кресло пилота, строго по инструкции начал нажимать на приборной панели клавиши в последовательности, заложенной в правилах, хотя подсветка всех клавиш была зеленой – полный порядок! Но отменить десятиминутную ручную проверку невозможно – автоматика бортового компьютера шлюпки при отмене просто не разблокирует стартовый тумблер.
- Перестраховщики хреновы! – тихо буркнул Борис.
- Седьмой, появились проблемы?
- Нет, все нормально. Без меня шампанское не пить.
- Один час потерпим, обещаем. Внимание: даю предварительное разрешение на отшвартовку.
- Понял, шлюзовой блок разгерметизирован. До завершения проверки две минуты.
Борис еще раз внимательно посмотрел на дисплей (штатный режим), сказал:
- Седьмой проверку закончил, жду команду на открытие шлюза.
- База – седьмому. Разрешаю открыть шлюз.
Самохин вдавил клавишу разблокировки шлюза. Такую же клавишу надавили сейчас в рубке базового корабля, так как шлюз открывался только при одновременном нажатии двух клавиш. Никаких случайностей – всё учтено до мелочей, защита от дурака на все сто процентов!
- Передай лунатикам-12 привет от базы!
Лунатиками шутливо называли сотрудников селеностанций. Всего таких станций на Луне действовало двенадцать. В обязанности Бориса входило экспедирование на них расходных материалов. Сейчас к расходным материалам добавились подарки. Впервые за все время на лунные станции решено было отправить живые цветы, а не пластмассовые. Старт-посадка-старт… И так уже одиннадцать часов подряд. Крамольное желание «выломать» на фиг из компьютера узел ручной проверки, задерживающий каждый очередной старт на целых десять минут, у Бориса было вполне оправдано спешкой. Какая нештатная ситуация может появиться, если все (даже самые фантастические) варианты просчитаны и давно найдены ответы на проблемы?
Шлюпку вытолкнуло из базового корабля в открытый космос мощным манипулятором, спустя три секунды после этого включились двигатели. Борис ощутил привычный толчок кресла в спину, поморщился. Не сказать, чтобы сильно толкнуло, но не очень приятно, когда вентиль плоского баллона упирается резким толчком между лопаток. Почему этот вентиль конструкторы поставили так, а не иначе? Борис хотел почесать затылок, но рука в космической перчатке гулко стукнула по шлему – черт, совсем заработался!
Борис ввел в компьютер координаты станции «Луна-12» и включил автопилот. До места посадки лета 14 минут 56 секунд. На швартовку – пять минут. На разгрузку – минут десять, если помогут. Вполне можно уложиться в обещанный на базе час терпения. За час база сделает виток вокруг Луны и снова будет над станцией «Луна-12». Надо успеть с разгрузкой. Опаздывать к праздничному столу – плохая примета у космонавтов.
Самохин привычно проверил, как компьютер рассчитал траекторию с целью экономии топлива, ввел поправку на дополнительный груз – цветы в герметичной вакуумной упаковке. Разумеется, цветы перед отправкой с Земли тщательно обработали: на Луну не должны попасть земные микробы – у экипажей на станциях за год работы ослабевает иммунитет. Но запах цветов даже после такой обработки все равно останется. И именно он будет самым приятным и радостным подарком для лунатиков. На базовом корабле тоже откроют упаковку со цветами. И их запах… Борис закрыл глаза, пытаясь представить запах цветов. Пять лет он не был на Земле. Отвык уже от земных запахов. Даже мысленно не может «почувствовать», как пахнут цветы. Но если закрыть глаза плотнее…
Самохин плотнее закрыл веки. В этот момент в наушниках тревожно запищал сигнал метеоритной защиты. Впрочем, можно не беспокоиться – автоматика сама внесет поправки в курс и уведет шлюпку от «камушка», не первый раз, все отлично отработано. Но сигнал продолжал пищать. Что за чертовщина? Автоматика не может справиться с простейшей задачей сама? Борис вернулся сознанием к тревожному сигналу метеоритной защиты, посмотрел на дисплей и обомлел: на экране была не одна точка, а две. «Камушки» летели навстречу шлюпке параллельно один к другому. И расстояние между ними… Автомат защиты, похоже, не имел в своей программе такого варианта. Решение должен принять человек. Вот почему настойчиво продолжал звенеть сигнал тревоги. Вероятно, большой метеорит разломился пополам от встречного удара с другим метеоритом и теперь два осколка летели с промежутком между ними… Каким? Борис быстро стал щелкать клавишами, дальномер выдал цифру: промежуток – 10 метров 23 сантиметра. Ширина шлюпки – почти десять метров. Пройти между «камешками»? Да, надо сделать так. Риск есть, конечно. Но кто не рискует, тот не пьет шампанское. А изменить курс, сжечь на этом топливо, потом снова возвращаться на курс – тут тогда к праздничному столу не успеть.
Самохин был уверен в том, что сумеет тютелька в тютельку пройти между «камушками». Все же в запасе свыше 20 сантиметров. Сигнал продолжал назойливо пищать, когда Самохин взял управление шлюпкой на себя, отключив клавишей автомат метеоритной защиты. Но едва он снял палец с клавиши, как она снова поднялась. Что за чудо? Спустя несколько секунд до космонавта дошло, что в бортовом компьютере сработала защита этой клавиши «от дурака». В программе на самом деле отсутствовал вариант одновременной автоматической защиты сразу от двух метеоритов, летящих с небольшим промежутком между ними. Программисты посчитали полным бредом такое поведение метеоритов. Один случай из миллиарда! И вот этот случай выпал в лотерее сейчас.
Автомат зажег на дисплее надпись «Критическое изменение курса. Подтвердите свое согласие». По дисплею тут же поползли цифры расчетов. Борис с растущей тревогой смотрел на них: для безопасного совершения маневра автомату не хватало одной десятой секунды. В таких случаях решение должен принимать не автомат, а сам пилот. Если, разумеется, успеет вмешаться в расчеты компьютера. Инструкцией допускалось, что если космонавт свыше минуты не подтверждает автоматический маневр, компьютер считает это молчаливым согласием и приступает к изменению курса. Борис снова нажал клавишу, которой отключается автоматическая метеоритная защита. И снова компьютер вернул ее в прежнее положение. Кто прав сейчас? Человек или компьютер? Автоматике не хватает времени на выполнение маневра. Пилот может с тем же риском провести на ручном управлении шлюпку между метеоритами. Чей риск больше? До столкновения 25 секунд.
Пилот в третий раз нажал клавишу отключения защиты и не снимал с нее уже палец, с силой вдавливая в панель. Теперь другой рукой штурвал чуть левее. Но что это? Штурвал «вырвался» и пошел в правую сторону! Что происходит? Не сразу Самохин сообразил: компьютер пережег проводники зажатой клавиши и теперь полностью взял управление на себя. Все строго по инструкции, заложенной в его электронной памяти. Нехватку времени компьютер решил восполнить чересчур резким уходом с курса, включив двигатели на предельный форсаж. От чудовищной перегрузки у Бориса потемнело в глазах. Когда сознание вернулось, первым делом он посмотрел на дисплей. Две точки на нем стремительно приближались к шлюпке. Почему компьютер не увел ее с курса? Ведь был же форсаж двигателей! А теперь… Самохин не мог поверить своим глазам: компьютер не сумел увести шлюпку с курса. Он дал ей поворот вправо, но потом обнаружил, что во время завершения этого маневра левый метеорит может попасть в боковые левые дюзы. Тогда компьютер пересчитал курс и дал команду на поворот и уход с курса влево. С тем же «успехом»! Для завершения маневра ему опять не хватало доли секунды. Математическая ловушка для электронного мозга. И тогда компьютер вернулся к начальной точке решения проблемы – отключил двигатели и снова стал пересчитывать курс. Это Борис понял, когда на минуту вернул назад показания дисплея. Автомат не мог рисковать, не имея на это разрешения человека. И лишь по той причине, что инструкция требовала полной безопасности при изменении курса. Но полной безопасности не было, а зажатую клавишу компьютер воспринял как сломавшуюся и разблокировал ее пережиганием контактов.
До столкновения уже считанные секунды. Что-либо предпринять Борис не успел. От сильного удара он опять потерял сознание. Когда очнулся, первое, что увидел – осколки дисплея, парящие в невесомости. Приборная панель смята. В иллюминаторе то появлялась, то исчезала Луна. Ясно, шлюпка вращается по оси. Но самое худшее ждало секундой позже, когда Борис посмотрел на уцелевший каким-то чудом высотомер: шлюпка стремительно падала. Грохнуться с сотни километров – груда металлолома останется. В каком состоянии двигатели? Удастся ли их включить на ручном управлении?
Основной двигатель? Горит аварийная красная лампочка. Боковые двигатели? Три в аварийном состоянии. Можно ли совершить посадку лишь на одном двигателе для маневров? Наверное, можно, если садиться не вертикально, а «на брюхо» по касательной к поверхности Луны. Конечно, при такой посадке снесет часть шлюпки. Да и двигатель придется включать на короткое время, гася вращение шлюпки по оси и давая толчок вперед.
Посадка была гораздо жестче, чем полагал Борис. Шлюпка ремонту уже не подлежала – в разорванный нос видно темное небо с далеким голубым шариком Земли. Самохина при посадке изрядно «помотало» по кабине. Но скафандр выдержал все удары. Шишки, конечно, на теле есть. Только они – не в счет. Борис поднял к шлему левую руку и посмотрел, уцелели ли датчики. Один треснул. А что показывает этот? Давление кислорода в баллоне… падает? Почему? Ведь он заряжен был полностью. Датчик поврежден? Контрольный тест показал: проблема не в датчике, а в самом баллоне. Утечка? В каком месте? Баллон из титана. Его ничем не повредить. Значит, утечку дает вентиль. Кислорода хватит минут на сорок при такой утечке. Конечно, можно поменять баллон на запасной. Вон он, за креслом. Но замена возможна только при наличии воздуха в шлюпке и нормальном давлении. Для экономии времени Борис экспедиционные рейсы на станции совершал в скафандре, не заполняя шлюпку воздухом. Рискнуть и попробовать поменять баллоны в темпе? На десять секунд вполне можно задержать дыхание. Самохин решил рискнуть. Пять секунд на один баллон, пять – на другой. Ему не пришлось рисковать: второй баллон оказался… пустым. За нарушение инструкции технарям на базе «влепят» выговор. Только Самохин об этом уже не узнает.
До отправления с «докладной к Богу» осталось 38 минут. Можно написать прощальную записку. Шансов на спасение нет: связная аппаратура разбита; он сел далеко от станции «Луга-12»; его начнут искать с базы только через два часа, когда он не выйдет на обязательный сеанс связи. Кислорода в баллоне осталось на 37 минут. Баллоны можно зарядить на любой селеностанции. Там кислород вырабатывают мини-заводы. Технология давно известная: загружается лунный грунт, содержащий ильменит. В ильмените в связанном виде находится большое количество кислорода. При нагревании этого минерала кислород выделяется в чистом виде. Остается лишь собрать его, сжать и закачать в баллоны. А что, если…
Собрать «самогонную» установку оказалось не сложнее известного устройства, дающего градусную жидкость. «Сырья» - хоть завались, так как риголитом покрыта вся Луна. Под конвертер пошла герметичная емкость от водородного «стартера» к двигателям. От них же Борис взял и компрессор. А уж соединить компрессор с пустым кислородным баллоном – дело считанных минут. Сложнее оказалось с разогревом риголита до 700 градусов. В какой-то момент даже показалось, что из затеи ничего не получится – аккумуляторная секция не сразу нагрела лунный грунт до нужной температуры. Но когда это случилось, датчик давления на запасном баллоне замигал зеленым огоньком, что означало - пошел кислород. Одной проблемой стало меньше. Отправка с «докладной к Богу» теперь откладывалась на тот срок, пока хватит электричества в аккумуляторной секции. Найдут ли его за это время? Ведь шлюпка на Луне – все равно, что иголка в стогу сена. До станции «Луна-12», наверное, километров двадцать. Глиссада посадки очень далеко увела в сторону шлюпку. Вот если бы как-то дать о себе знать? Но как? Радиостанция разбита. А каким образом был устроен передатчик Попова? Что в нем было? Да почти ничего. Стеклянная трубка с металлическими опилками. Катушка. Антенна. Трубка встряхивалась. Обычным телеграфным ключом можно было посылать в эфир точки и тире. Что мешает сделать такой прибор и послать сигнал SOS?
Самохин осмотрел остатки радиостанции. Его интересовал только задающий генератор. К счастью, он не пострадал. Все радиостанции на Луне настроены на одну частоту. На этой же частоте работает и базовый корабль. Об этом Борис знал. Телеграфный ключ он сделал в простейшем виде – подсоединив к генератору две проволочки. Антенна – длинный кусок провода. Подав на генератор напряжение, Борис стал соединять и разъединять проволочки: три точки - три тире - три точки – SOS. Сигнал этот примут на базе при очередном ее пролете над местом посадки шлюпки, соединятся со станцией «Луна-12». После этого с помощью обычной линейки на карте Луны легко вычислить направление и расстояние до шлюпки. Лишь бы аккумуляторная секция, нагревающая реголит в «самогонном» аппарате, не разрядилась полностью раньше времени, когда его найдут.

Antol
Литература, просмотров 611
Набрано баллов статьей за месяц 548
Дней до окончания подсчета 3
Статистика набранных баллов обновляется раз в сутки
О системе подсчета баллов читательских симпатий


Другие статьи этого автора
  • Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Или войти используя: Вконтакте Facebook Twitter Odnoklassniki Yandex Mail.ru Rambler Google Livejournal

    Комментарии
    Котяра

    Рассказ понравился как раз тем, что "добыть" кислород описанным способом на Луне можно. Минерал ильменит содержит в себе кислород и при нагревании отдает его. Сюжет с ЧП тоже вполне может быть в будущем. С технической точки зрения автор все описал верно.


    Автор увлекся техническим описанием. Рассказ при этом заметно потерял эмоциональность. Подвело стремление "разжевать" техническую основу ситуации. Моя оценка рассказу - четыре с минусом.